Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Белорусские медики смогли победить сложные патологии плода

«Мы с тобой одной крови!» — говорил Маугли. Но что делать, если кровь-то на самом деле разная? Особенно, если речь идет и матери и ребенке.

0194421ee8bbf7b900c0ad36af212f35.jpg

Если у беременной и у малыша, который пока что еще находится в животике, оказываются разные резус-факторы — это беда. В этом случае организм женщины воспринимает плод как нечто инородное. И всеми силами старается избавиться от этого «чужака», атакует его, как может.

До недавнего времени такая ситуация была серьезной проблемой для белорусских мамочек. Им оставалось лишь надеяться на то, что получится доносить кроху до положенного срока. А затем уповать на то, что врачам удастся ликвидировать последствия внутриутробной «войны». Гемолитическая болезнь новорожденных считалась одним из серьезнейших детских заболеваний.

К счастью, с подобной проблемой сталкивается не очень много будущих родительниц. Каждый год их в республике оказывается около полутысячи.

Экстренная помощь нужна примерно пятидесяти женщинам. Однако, это слабое утешение для тех, кто все же попал в этот небольшой процент.

Сейчас в Беларуси есть одно медицинское учреждение, где делают во истину ювелирную операцию. Речь идет о столичном РНПЦ «Мать и дитя». С помощь ультратонкой иглы врачи переливают в вену еще не рожденного ребенка кровь донора. Перед этим ее обрабатывают особым способом, чтобы исключить различные опасные инфекции (ВИЧ, гепатит).

О том, что прошла столь сложная операция, непосвященному человеку и догадаться-то нереально: о медицинском вмешательстве напомнит разве что крохотный след от укола. За время беременности женщине может потребоваться от трех до девяти подобных микроинвазивных вмешательств. Все зависит от срока беременности и степени тяжести заболевания.

И это не единственная победа над патологиями плода, которыми по праву могут гордиться белорусские медики. Еще один прорыв — решение проблемы со сложным названием «монохориальная диамниотическая двойня».

Если говорить простым языком и без научных терминов, — это ситуация, когда на пару младенцев приходится всего одна плацента. Столь близкое соседство безумно опасно, ведь грозит оно нехваткой питательных веществ. Потому как общая плацента означает и общие сосуды, по которым один ребенок начинает сбрасывать кровь другому. Итог, как правило, плачевен — нарожденные дети гибнут в утробе матери.

1429292193566365.jpgРНПЦ «Мать и дитя» в Минске

Отечественные врачи научились с помощью специального лазера разделять плаценту, что дает возможность обоим крохам питаться самостоятельно, не тревожа друг друга.

Планируется, что уже этой осенью наши врачи совместно с немецкими коллегами возьмутся за новый, не менее амбициозный, проект. Сообща они попробуют решить проблему женщин, у которых преждевременно излились околоплодные воды.

Для этого будущим мамам попробуют внедрять в брюшную полость специальный порт, через который можно будет каждый день восполнять потерянную жидкость. По идее, это поможет искусственно продлевать беременность до необходимого срока — пока дитя не окрепнет.

Если удастся осуществить задуманное, это будет прорыв в медицине на мировом уровне.

Подобные операции — ощутимый вклад в снижение младенческой смертности. К слову, в прошедшем году показатель младенческой смертности по Республике Беларусь составил 3 промилле.

Поясним: из тысячи новорожденных трое умерли, не успев прожить и года. За первые четыре месяца 2016 года данный показатель немного снизился — до 2,9 промилле.

Помимо этого в нашей стране зафиксирован довольно высокий процент выживаемости детей, которые родились совсем крошечными — менее полутора килограммов. В 2015 году благодаря стараниям медиков выжили 87,9% таких миниатюрных малышей.

В прошлом году все регионы Республики Беларусь оснастили приборами, необходимыми для контроля за слухом новорожденных. По статистическим данным, примерно один из десяти тысяч крох имеет серьезную патологию слуха.

В этом случае приходится прибегнуть к кохлеарной имплантации. Это когда хирурги заменяют поврежденную часть уха миниатюрным имплантом. Занимает данное хирургическое вмешательство около двух часов, потом еще примерно месяц ребенок по-прежнему ничего не слышит. Когда рана заживает, в кабинете сурдопедагога устанавливают и настраивают так называемый речевой процессор.

kohlearnaya_implantaciya_1_13075330.jpgТак выглядит миниатюрный имплант при после проведения кохлеарной имплантации

Очень важно во время успеть провести такую медицинскую манипуляцию. Потому что чем дольше ребенок живет в полной тишине, тем сложнее ему потом освоиться.

Родители говорят, что с этого момента у ребенка начинается вторая жизнь: ведь после операции он может не только видеть, но и слышать окружающий мир, по-новому начинает изучать и воспринимать его.

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
VELVET
#
Система Orphus