Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Почему стоит поговорить с ребенком о том, что он появился благодаря ЭКО

«У четырехлетней Ханны есть любимое фото: на нем запечателен четырехлеточный эмбрион в пробирке лаборатории», — в англоязычных СМИ тексты «Как поговорить с ребенком об ЭКО» не редкость.

Увы, на постсоветском пространстве о такой открытости можно лишь мечтать. На форумах то и дело встречаются сообщения из серии «Рассказать об ЭКО кому-то, значит, признаться, что ты неудачница или замужем за лузером».

Журналистка Velvet.by обсудила этот щекотливый вопрос с Ариной Покровской, руководителем правозащитного центра «Покров», юристом, психологом и детским аналитиком.

velvet_1.pngАрина Покровская

Стоит ли ставить в известность близких о том, что ребенок рожден с помощью ЭКО?

На постсоветском пространстве, конечно, есть вероятность того, что некоторые люди воспримут подобную новость в штыки. Постепенно наше общество двигается в сторону большей толерантности. Я думаю, со временем люди перестанут акцентировать внимание на том, каким образов в семье появился ребенок. Сейчас же ведь не считается постыдным то, что, к примеру, малыш родился с помощью кесарева сечения. Это никак не характеризует ни маму, ни ребенка.

Мы никуда не денемся от современных технологий — надо учиться с ними жить. Конечно, они еще долго будут вызывать дискуссии. Но одно дело — чья-то личная точка зрения, и совсем другое — осуждение какой-то конкретной семьи.

Говорить об ЭКО или нет, и кому говорить, должна решить пара. Я против того, чтобы как-то стимулировать супругов раскрывать тайну.


В первую очередь, они должны беречь мир в семье. Если муж с женой не находят внутри себя силы и нужных слов для того, чтобы обсудить вопрос с близкими, значит, еще и не время.


Начинать я советую с разговоров друг с другом. Как только тема перестанет казаться слишком сложной, можно поговорить с самыми близкими родственниками.

velvet2_2.jpgСначала поговорите друг с другом

Стоит ли рассказывать кому-то еще? Я так не думаю. Это семейная тема.

Почему же тогда стоит рассказать об ЭКО ребенку? Может, ему тоже лучше оставаться в неведении?

Тут я с вами не соглашусь. Ребенок имеет право знать то, что напрямую связано с ним. Зачатие и рождение — это ведь начало его истории!

Ребенку необязательно знать, какие отношения были у родителей до его рождения, какие заболевания они перенесли, даже если их результатом стало бесплодие одного из партнеров, сомневались ли они, делать ли ЭКО.

Но про свой приход в этот мир он должен знать.

Если в семье есть тайна, ребенок обязательно это почувствует. Он будет видеть, что мама с папой очень напрягаются каждый раз при банальном вопросе: «Как я появился на свет?».

Дети остро ощущают тревогу. Мы до 70% информации воспринимаем невербально, потому, если родители молчат о чем-то важном, и искажают информацию, дети чувствуют это и справляются как могут. Они реагируют разными симптомами, за которыми иногда только опытный психолог может увидеть связь с первопричиной.

velvet2_3.jpgЧтобы у ребенка не было тревоги и чувства вины, обсудите с ним все интересующие его вопросы

В каком возрасте стоит поговорить на эту тему?

Когда дети начинают понимать разницу между мальчиками и девочками — обычно это происходит в промежутке от 2 до 4 лет.

Чуткий родитель заметит, что малыша уже волнует тема рождения. Говорить надо без надрыва, пафоса и всяких взрослых словечек.

Обращайте внимание на то, как ребенок реагирует: интересно ли ему или стоит отложить дальнейшее объяснение на потом. Можно давать не всю информацию сразу. Если ребенку что-то наскучило, он начинает перебивать, может убежать играть в другую комнату. Не стоит возвращать его на стул с фразой: «Нет, сын, я должна тебе все сейчас рассказать».

А вот если ребенок слушает внимательно, задает дополнительные вопросы, на них стоит отвечать — предельно просто. Например, «Доктор разрезал мне животик и достал тебя. Нет, мне не было больно». Важно, чтобы ребенок не почувствовал себя виноватым в том, что заставил маму страдать.

Так же спокойно надо говорить об ЭКО, использование донорской спермы, суррогатном материнстве.

Вот простейший пример: «Чтобы появился малыш, нужно семечко папы и клеточка мамы. К сожалению, твой папа не мог дать свое семечко. Нам помогли врачи. Они нашли мужчину, который согласился поделиться своим семечком. Мы с папой его никогда не видели, не знаем, где он живет. Но он точно хороший человек, потому что благодаря его помощи ты у нас появился.

velvet.jpgВажно поговорить с ребенком честно и открыто

Доктор соединил семечко с моей клеточкой. Так получился эмбрион — новая клеточка. Ее поместили мне в животик. Ты рос внутри меня 9 месяцев, а когда тебе стало тесно внутри, ты вылез из дырочки внизу живота мамы».

Вот и все. Излагайте факты доступным языком, не перегружайте ребенка информацией. Не стоит сразу рассказывать, как относится церковь к процедуре ЭКО.

Ребенок будет знать, что тема открыта, он будет доверять родителям, чувствовать, что может обратиться к ним с любыми вопросами.

Стоит ли другим членам семьи обсуждать вопросы ЭКО с ребенком?

Я полагаю, этот вопрос относится к компетенции родителей. Они воспитывают ребенка, поэтому именно им решать, кто, что и когда ему скажет по такой важной теме.

Бабушкам, дядям и другим взрослым не следует «причинять добро», не обсудив это с родителями.

velvet2.jpgДедушкам и бабушкам лучше не обсуждать эту тему с ребенком, заранее не поговорив с родителями

На ваш взгляд, должно ли донорство быть неанонимным, чтобы потом ребенок мог найти биологического родителя и пообщаться с ним?

Не разделяю такую позицию. Донорство не родительство. Я считаю: достаточно того, что родителям предоставляют минимальную информацию о доноре: внешность, уровень образования, здоровье.

Человек, который сдает семя, не предполагал общение с ребенком в дальнейшем — неважно, по каким личным причинам. Он просто согласен помочь. Он имеет право на анонимность.

А если говорить о суррогатной матери?

Тут вопрос в степени участия человека в появлении ребенка. Женщина, которая вынашивала дитя, больше вовлечена в родительство, чем донор спермы. Во время беременности она думала о ребенке, заботилась о нем.

Я считаю, закон должен позволять людям договариваться по-своему. Если и суррогатная мать желает сохранить анонимность, семья должна просто помнить о ней, испытывать чувство благодарности, но при этом не беспокоить. А если все захотят поддерживать отношения — я не вижу никаких препятствий. Главное, чтобы было учтено мнение каждого.

VELVET: Юлия Василюк
Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность отправлять комментарии.
#
Система Orphus