Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Недетские драмы белорусских детей. А вы бы вмешались в эти истории?

Меня всегда умиляла трогательная забота о детской психике авторов-составителей наших учебников...

Например, из «Маленького Принца» в учебнике 7 класса вырезана всего только одна глава. Про пьяницу. Наверное, потому, что про пьяниц детям читать будет то ли страшно, то ли рано, то ли стыдно. А книги Светланы Алексиевич «У войны не женское лицо» в программе нету, потому что детям будет страшно читать. Хотя высокого сострадания и светлого сопереживания людям, возможность которого даёт нам Алексиевич, детям в жизни и правда не хватает — а вот страшного, такого, что не каждый взрослый видел в жизни, хватает по горло.

Учителя и участковые педиатры видят многое из того, что не видят люди других профессий — и некоторые семейные истории остаются с нами навсегда, хоть их и хочется забыть в тот самый момент, когда они перед тобой разворачиваются.


Мишка З., мамин защитник

Эта картина стоит у меня перед глазами до сих пор: у магазина на земле лежит в стельку пьяная женщина, у нее мокрые штаны, под ней — смердящая лужа, проходящие мимо люди плюются и отпускают комментарии вроде «опять надралась», «ни стыда, ни совести», «да сколько можно», а рядом стоит мальчишка. Нет, он не стоит: он, как воробей, прыгает вокруг мамы и кричит на прохожих:

«Она не такая! Она хорошая! Мама, вставай! Мама, пошли!»

mother_and_child-754x511.jpg

Я выхожу из магазина и какое-то время стою, остолбенев. Это Мишка, мой ученик, кареглазый разбойник из шестого класса. Лихие девяностые на дворе — и таких семей полно. Но Мишка — мой: я его классная вот уже два дня. Поэтому я сую под мышку пакет с какими-то куриными костями, которыми я разжилась в магазине, и мы вдвоем пытаемся поднять его маму.

Назавтра я к ним пришла с визитом, и мама с папой уже постарались быть в форме.

Очень спитые, одутловатые, страшно одетые люди, тихие, скромные, напуганные. Квартира ободранная донельзя. Я сижу на страшном засаленном диване, из которого торчат пружины и вата. В коридоре на груде детских шубеек лежит и моя — вешалки нету. У них пятеро детей — но четверо прячутся от меня по углам, и только Мишка приносит мне с кухни кружку воды, чтобы угостить гостя, а я не могу из нее пить, потому что она жирная до невозможности.

Потом мне рассказывали учителя, что прежняя классная в первый свой визит пошла в детскую, откуда слышался беспрестанный младенческий плач — она была постарше меня, и не побоялась разворушить гору тряпья и посмотреть, что там с младенцем. Дальше писать не буду, рука не поднимается, сажу только, что пеленки этому младенцу не меняли дней эдак пять.

О чем я могла разговаривать с этими людьми? Мне было их страшно жаль, так жаль, что сжимало горло, и я что-то там такое говорила, совершенно не помню, что, но, видимо, что-то незлое, потому что Мишка помчался меня провожать со счастливым лицом и шептал мне в коридоре:

«Я же говорил вам, что они хорошие!»


Наташка П., красивая и злая

У Мишки была одноклассница — Наташка. Фантастически красивая девочка с совершенно неадекватным поведением. Мишка и сам был хорош — нюхал клей в школьном туалете и пил пиво на дискотеках, но он по крайней мере всегда делал виноватый вид и клялся, что больше никогда, честное слово, а Наташка нагло и откровенно плевала на всех с высокой колокольни. Никогда не забуду, как ее вызвали на совет профилактики, и она стояла перед нами — красивая, не по возрасту развитая, и смотрела на всех с таким нескрываемым презрением и самодовольством, что мы растерялись полным составом. 

«Все равно вы обязаны меня доучить!» — сказала она нам, и была права.

15_2.jpgФото: ladyxzero.deviantart.com

Собственно, из-за ее семьи я и ушла из школы первый раз — наблюдать все это сил у меня не было. У Наташки умерла сестра от передозировки наркотиками. Очень красивая старшеклассница — черные, кольцами, густые волосы, глаза-вишни, резной ротик, округлые белые руки — она была наркоманкой, и что-то пошло не так на одной из дискотек, ее притащили домой к кому-то, и она там хрипела целую ночь на диване, и никто не вызвал скорую, и утром она умерла.

Когда мы, учителя, пошли к ней домой — сообщать матери — попасть в дом не смогли, потому что мать была в страшном запое и кричала нам из-за дверей:

«Да врете вы все, пошли вон, не буду открывать».

Хоронила девочку школа — и Наташка, которая выбралась из квартиры, в которой мать пьянствовала с каким-то очередным ухажером. Наташкин отец сидел в тюрьме — его туда упекла одна из предыдущих классных моего тогдашнего класса, потому что он ежедневно насиловал Наташку. 


Димка Д., умный и ненужный

А эта история разворачивалась на глазах всего педколлектива драматическим сериалом. Десятиклассница забеременела от выпускника, и обе классные руководительницы — его и ее — несколько месяцев улаживали историю, потому что будущим бабушкам и дедушкам дела до них особенно не было. В итоге Вика и Витька поженились — подключили немыслимые связи, чтобы всё обошлось, впрочем, Вика два раза была второгодницей, и ей довольно своевременно исполнилось восемнадцать, так что Витька не пострадал.

Всей школой справили свадьбу, даже организовали какое-то приданое. Жили они тут же, дом рядом со школой, так что маленький Димка рос у школы на глазах.

337556_2266169208612_1079987764_25659564_19537134_o.jpg

Через семь лет он пришел в первый класс. На тот момент Вика уже с Витькой не жила, болталась с какими-то парнями на районе то там, то сям, потом съехала в пригород и стала жить у какого-то воздыхателя в летней пристроечке к дому — зимой холодина, ребенка в такие условия не приведешь, так что Димка надежно остался с Витькой.

Витька старался его воспитывать как умел — например, договорился с подругой, чтобы та давала Димке поиграть в компьютере ее ухажера, потому что сам Витька на компьютер не заработал.

Я пришла в школу, когда Димка учился в шестом — и у него была феноменальная память. На уроках он занимался чем хотел, но все, о чем говорилось, запоминал с лету и воспроизводил с точностью до буквы, а уж если ему приходило в голову что-то прочитать — мог цитировать страницами наизусть.


С тех пор я, как могу, отказываюсь от классного руководства. Время, конечно, уже не то — и таких историй ненамного, но меньше, да и очевидные их проявления стали не так заметны. К тому же в маленьких городах, где все на виду и открыто деградировать сложнее, семейные истории в основном помягче и поспокойнее. Да и те, о которых я помню до их пор, закончились более или менее хорошо: благодаря социальным сетям я знаю, что Мишка счастливо женат, у него двое деток и приятная жена, Наташка отсидела пару лет за хулиганку, а потом вышла — и остепенилась, правда, живет с мужем бездетной.

Вот про Димку не знаю ничего — уехал на заработки, и никто про него больше не слышал. Но соприкосновение с такими историями с тех пор для меня — предел выносимого. Осознание полной своей беспомощности и невозможности вмешаться в чужой выбор, в чужую жизнь, в чужую судьбу — и одновременно ощущение того, что именно ты немедленно должен что-то делать. 

Но что?

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
VELVET: Анна Северинец

Комментарии

Всего комментариев (8) Последнее сообщение
Сигрун аватар

Мишкиных и подобных им родителей не жалею ни в малейшей степени. И в молодости не было жалости.

За детей сердце рвется. 

Тати аватар

Как страшно...

knopik аватар

извините, но я не смогла дочитать. это ужас

Lapka аватар

Мой сосед снизу перестал орать и пугать свою дочку после вмешательства со стороны.  И пусть обижаются, мне плевать, главное - ребенок.

Малечка аватар

вот уж точно предел выносимого... страшно

а вырезанные куски из произведений никогда не понимала, как и некоторые сегодняшние нелепые 12+, 16+

тут в жизни такой 18+ для совсем крох...

garpun аватар

Спасибо за статью. Нужно об этом писать. А нам нужно читать. 

Olvia аватар

А как же права ребёнка? Как они у нас реализуются? Знают ли о них дети?

Interested аватар

подумала... а какой смысл в невырезанных кусках трэша из литературы?

чтобы знать, что так бывает?

так это видно. это знают уже те, с кем из детей случилось. Это видят одноклассники.

как конкретно могут помочь эти вырезки?

никак же!

грязи и ужасов полно вокруг.

а реальную помощь предложить редко кто сможет...

позитива крайне мало. Нормальных примеров развития семьи крайне мало. И праздники "мама папа я спортивная семья" совсем этому не способствуют.

 

 

 

#
Система Orphus