Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Если ребенок стал жертвой травли

Согласно статистике, 44% детей в возрасте 11 лет становились объектами издевательства и насмешек.

Статистика российская — по нашей стране таких данных нет, но думается, цифры будут примерно теми же: чуть меньше половины школьников знают на себе, что такое травля со стороны сверстников, 42% процента — сами травили одноклассников, причем половина этих сорока двух — неоднократно. С возрастом травля утихает, но не совсем: 27% пятнадцатилетних школьников признаются, что их травят в классе. 

У этого явления — организованной детской травли — есть научное название, даже два. Буллинг — психологический террор, включающий в себя унизительные физические действия, избиение, грабеж, рэкет, и моббинг — обзывательства, непристойные шутки, организованный бойкот, распространение сплетен.

И буллинг, и моббинг имеют схожие черты: неравенство сил жертвы и агрессора (весь класс против одного, старший против младшего, группа лидеров против новичка), повторяемость насилия (не один раз по сомнительному поводу, а ежедневно, и часто без видимых оснований), острая эмоциональная реакция жертвы (тех, кто способен психологически противостоять напору, как правило, быстро оставляют в покое).

Хорошо известны закономерности развития буллинга и моббинга.

Как правило, начинает травлю кто-то один — либо из материальной выгоды, либо из уродливо понимаемой потребности в самоутверждении. Дети, наблюдающие за травлей со стороны, некоторое время думают, какую позицию занять: большинство втайне или открыто осуждают агрессора и сочувствуют жертве, единицы — опять же из соображений выгоды материальной или психологической — присоединяются к буллеру. 

Если в конфликт не вмешаются взрослые или учителя, те, кто поддерживал жертву, сменят сочувственное отношение на раздражение и равнодушие, потому что большинство детей в силу воспитания предпочитают отсидеться в стороне и сберечь собственные нервы и здоровье.

atvt.jpg

Буллинг и моббинг появляются не везде. Как правило, это явление расцветает в школах с тоталитарной системой управления, где человеческое достоинство не является общепринятой ценностью.

Здесь начальство унижает учителей, те — детей, а дети внутри коллектива ищут выход накапливающемуся дискомфорту и находят его по принятой в школе схеме, унижая слабого.

Жертвами, как правило, становятся дети, которые выделяются из обычной среды: «странные», немодно или небрежно одетые, неразговорчивые или, наоборот, слишком открытые, ранимые, чувствительные, ладящие со взрослыми, а не с детьми, словом, «не такие».

Агрессорами почти всегда выступают дети, растущие в семьях без ярко выраженных запретов, недосмотренные либо разбалованные, которым, в свою очередь, не хватает родительской любви и внимания.

У агрессора нет внутреннего чувства собственного достоинства и самоценности, поэтому он вынужден получать эти чувства извне, реализуясь за счет других людей.

Важно: примерно половина буллеров и мобберов являются жертвами буллинга и моббинга в собственной семье.

Остановить буллинг и моббинг в детском коллективе, как ни странно, очень просто. 

Для этого любой взрослый — учитель или родитель — должен опереться на ту часть класса (всегда многочисленную), которая втайне осуждает действия моббера. Не надо искать виноватого, наказывать агрессора, нерезультативно так же обращаться к его родителям — они, как правило, сами той же породы. Учитель может оставить после уроков шесть человек, двое из которых — физически сильные мальчики, и поговорить с ними о конфликте, порассуждать, что чувствует обижаемый ребенок, спросить совета — как быть, как облегчить его страдания.

ucpc.png

Дети легко проникаются возложенной на них миссией, мало того — они чувствуют  внутреннее облегчение, что могут переломить тревожащую их ситуацию, и с удовольствием берутся за дело.

Встречи с инициативной группой нужно проводить хотя бы раз в неделю. Через три-четыре таких встречи конфликт исчерпывает сам себя и буллинг прекращается.

Еще не зная теоретических основ работы с буллерами и мобберами, я когда-то изобрела этот психологический велосипед на практике: в классе, где училась старшая дочка, началась страшная травля девочки. Девочка была из сложной семьи, очень плохо одетая, недосмотренная, очень часто неряшливо одетая, с грязной головой, дело было в третьем классе, и она не могла ухаживать за собой самостоятельно. Мой ребенок оказался в той самой группе, которая смотрит, ужасается, но ничего не делает.

Обременить миссией спасения  ее и ее подружек оказалось простейшей задачей: они и сами чувствовали, что нужно поддержать жертву, но не знали, как это сделать. Тут и еженедельных встреч не понадобилось: восьмилетние мобберы, почувствовав сплоченный отпор, угомонились едва ли не на следующий день.

И что важно: у дочки с тех пор выработалась своя собственная система работы с аудиторией в ситуации буллинга или моббинга — она довольно легко сплачивает вокруг себя несогласных и берет жертву под свое крыло. Сбоев такая система не дает никогда.

Так что травлю на самом деле легко остановить. Надо только взяться.

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
VELVET: Анна Северинец
#
Система Orphus