Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Давайте разберемся: честно ли навязывать своих детей чужим людям?

Все чаще в белорусском обществе этот вопрос поднимается с разных ракурсов.

30725-16-camyx-razdrazhayushhix-tipov-aviapassazhirov-po-versii-samix-aviapassazhirov.jpg

Иногда это — традиционный топик в «мамских» сообществах в социальных сетях: «пришла с младенцем в посольство — а там нет детской комнаты, что делать?».

Иногда — гневное обсуждение в чопорном фейсбуке: «как можно носить с собой грудных детей в библиотеку?»

Иногда — ироничные мемы молодежных пабликов: флегматичный младенец в слинге на клубной вечеринке.

Соцсети — это всего лишь зеркало: ситуаций, когда мы вынуждены мириться с наличием чужих младенцев в самых, казалось бы, неподходящих для этого местах, все больше.

На Национальную библиотеку эта напасть распространилась буквально в этом году — как частый ее посетитель, я могу подписаться, что раньше грудных детей в библиотеках не было. Сегодня же услышать детский плач в читальном зале — это запросто, а уж увидеть десятилетнего мальчишку, тягающего по коридору младшую сестренку в надежде укачать, пока мама ксерокопирует учебные пособия — и совсем легко.

Надо сказать, что большинство — и посетители, и сотрудники — и в ус не дуют: ну плачет младенец — и плачет, все естественно, ничего такого.

de89f051c4f427305e6407aa61a91f6c-thumb-735x1500.jpgСегодня мы вынуждены мириться с наличием чужих младенцев в самых, казалось бы, неподходящих для этого местах. Фото: holiday.by

Детям есть место теперь везде. Детские комнаты оборудованы в крупнейших универмагах и торговых центрах, детские столики с бумагой для рисования и наборами карандашей стоят в книжных магазинах и аптеках, залы для некурящих в кафе рассчитаны в том числе и на то, что здесь смогут посидеть и пары с младенцами. Специальные детские стульчики, которые раньше мы наблюдали только в макдональдсах, теперь поставят вам за столик практически в любом заведении столичного общепита.

Политика хозяев магазинов и ресторанов вполне понятная: ничто не должно отвлекать посетителя от главного — от потребления.

Современные родители куда мобильнее тех, кто растил их самих: с детьми, даже грудными, ходят теперь и в кино, и в театры, садятся в самолеты и поезда. И если раньше такие случаи свидетельствовали: ну все, совсем край, некуда деть ребенка, то сегодня — это просто политика: ребенок не помеха полноценной жизни.

Грудных детей берут даже в парламент: совсем недавно австралийский сенатор Ларисса Уотерс кормила грудью ребенка прямо во время выступления.

maxresdefault.jpgЛарисса Уотерс во время выступления в парламенте. Фото: youtube.com

Дети ворвались в прямой эфир ВВС во время комментария, который давал новостной программе их отец, доцент Роберт Келли.

all-of-the-best-moments-from-the-bbc-dad-interview.jpgДоцент Роберт Келли в эфире ВВС

Нельзя не согласиться: это — правильная политика. Дети не должны быть помехой. Большей ответственностью — да. Поводом стать дисциплинированнее — да. Но тяжестью и помехой? Нет.

Но согласны ли окружающие терпеть чужих детей вместе со всем тем, что свойственно детям — плачем, криками, запахами, потребностями в тишине или еде?

Интересна с этой точки зрения история молодой американской мамы Люси Хатами, которую растиражировали СМИ. Как-то утром Люси, совершенно измученная, вместо того чтобы готовить завтрак дома, решила пойти в ресторан — вместе с восьмимесячным сыном.

Младенец, напуганный обстановкой, конечно же, стал плакать и кричать. Из-за соседнего столика поднялся парень и крикнул: «Заткни своего младенца!». Люси смутилась, растерялась, расстроилась, младенец, конечно же, не замолкал — но тут поднялся отец молодого парня, подошел к сыну и отвесил ему подзатыльник. Заткнул, что называется, младенца.

19.jpgДетские стульчики в одном из минских кафе. Фото: citydog.by

А вот другая история. Весной первые страницы крупных ресурсов и социальные сети лихорадило по поводу скандала в московском Большом театре: зрительницу не пустили на «Лебединое озеро», поскольку она пришла в театр с пятилетней дочерью.

Девочка очень сильно расстроилась, плакала, мама, конечно, расстроилась тоже, свидетели же разделились на два лагеря: тех, кто считает, что детям место везде, и тех, кто считает, что нельзя переваливать свое желание быть рядом со своим ребенком на других участников действа.

В книге Нади Попудогло «Тыжемать. Материнство по правилам и без» читаем истории о том, как маму с младенцем попросили покинуть кафе — потому что посетители были (или теоретически могли быть) недовольны.

«Я прекрасно понимаю, что для кого-то дети могут быть утомительны. Что младенцы могут очень громко и пронзительно кричать. А пара-тройка четырехлеток может показательными забегами свести с ума не только окружающих, но и своих родителей.

Поэтому у меня не вызывает нареканий указание на то, что дети не приветствуются после 21:00. Или просто говорящее само за себя примечание — «В нашем заведении нет детских стульев и детского меню».

Я считаю это полезными маркерами среды, совершенно не зависящими от любви к детям и изрядно упрощающими жизнь. Или пишите уж честно: «Нашего директора раздражают дети». Мы тогда сразу поймем, что друзьями не станем. И поищем другое заведение. Разумный общественный договор всегда приятен» — комментирует историю Надя.

af5.jpgНадя Попудогло с сыном Костей на презентации книги в декабре 2016 года. Фото: семейный архив Нади Папудогло

И с ней нельзя не согласиться. Наверно, дело в общественном договоре и честном отношении друг к другу. Если театр не готов видеть на спектакле детей — он ставит на афише возрастной ценз. Но и мамы тогда строго этот ценз соблюдают.

Если хозяева кафе не хотят видеть (и особенно слышать) в зале грудничков — они об этом честно пишут. Но и мамы не обижаются. И если, к примеру, сотрудники посольства ни за что не хотят иметь у себя детскую комнату — они имеют на это полное право, и чего уж тут возмущаться.

Все-таки дети, те, которые ничему не помеха, помехой быть не должны не только для их родителей. 

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
VELVET: Анна Северинец
#
Система Orphus