Полная версия сайта Мобильная версия сайта

Какие профессии выбирали авторы известных произведений, прежде чем стать писателями?

Большинство тех, кто владеет умами читателей, выбирал совсем другой путь в жизни.

Вообще-то такая профессия — «писатель» или «поэт» — появилась в трудовых книжках граждан исключительно в Советском Союзе. До этого литераторы все-таки должны были иметь какое-то приличное образование и место постоянной работы.

a1143cec9ed34ba93a57151c83f.jpgМаксим Горький

Даже Пушкин, которого часто называют первым профессиональным литератором России, ибо он первым стал жить на деньги исключительно от писательских трудов (и жить довольно трудно, надо сказать) — по образованию совсем не писатель.

Если пользоваться современными терминами — Пушкин с товарищами закончили в Царском Селе эдакую Академию управления при Президенте, оттого и служил поэт первоначально в Коллегии иностранных дел, пока совсем от рук не отбился.

Естественно, быть поэтом или писателем до революции никого и нигде не учили.

Недаром «своими университетами» Горький назвал не учебные заведения — а рыбацкие пристани, лагеря бурлаков, городские трущобы и нелегальные адреса революционеров. А вот именем Горького — видимо, как главного специалиста по писательским университетам — впоследствии назвали знаменитый Литинститут, массово выпускавший специалистов с гордым именем «писатель» и «поэт» в дипломе.

Литинститут этот был не первым, и не Горький его придумал. В 1925 году это учебное заведение было образовано на базе совсем другого — легендарного ВЛХИ — Высшего Литературно-Художественного Института имени Брюсова.

Придумал и осуществил его сам Валерий Яковлевич Брюсов, большой поэт, гениальный переводчик, общественный деятель и просветитель. Именно здесь, в ВЛХИ, впервые в мире начали учить «делать стихи» — и учили довольно успешно.

Из стен ВЛХИ вышли Степан Злобин и Елена БлагининаМихаил Светлов и Николай Дементьев, наш Владимир Дубовка и Юрка Гаврук. Просуществовал ВЛХИ всего четыре года — а то, глядишь, и выпускал бы гениев по пятьдесят в год.

Но в большинстве своем в писатели приходят люди с совершенно другим образованием. Хрестоматийно известные примеры — врачи Чехов и Булгаков, юрист Лев Толстой, инженер Достоевский.

Пожалуй, только критик Виссарион Белинский из школьного курса руслита «работал по профессии» после словесного отделения философского факультета Московского университета. А если копнуть глубже — филологов среди писателей куда меньше, чем, по идее, должно было бы быть.

В русской литературе в поте лица своего на ниве художественного слова трудились доктора — кроме всем известных Антона Павловича и Михаила Афанасьевича по врачебной части учились Владимир Даль, Викентий Вересаев, Василий Аксенов, Сергей Лукьяненко, Григорий Горин (это если брать писателей первого ряда, во втором и третьем врачей тоже много).

Много среди русских литераторов и инженеров — вслед за Достоевским из техники в книгу пришли Всеволод Гаршин, Евгений Замятин, Андрей Платонов. Легко отыщем и профессиональных военных, от Михаила Юрьевича Лермонтова и Михаила Зощенко до Захара Прилепина.

Не только русская литература вербует в свои ряды представителей самых разных профессий. Мировую тоже делают люди, которых никто и никогда не учил быть писателем.

Шарлотта Бронте закончила духовную школу, в которой была далеко не самой лучшей ученицей. Ее и брали-то туда неохотно: девочка чуть-чуть считала, аккуратно шила и ничегошеньки не знала из истории, географии или лингвистики. Впрочем, заканчивала свою альма матер она с довольно приличной характеристикой:

«В целом умней своего возраста, но ничего не знает систематически».

13226433774.jpgМарк Твен

257770458833.jpgДжордж Оруэлл

Марк Твен был лоцманом — водил судна и суденышки по коварной Миссисипи, и, по его собственному признанию, лучшей работы на земле не знал. С моря в книгу шагнул и Генрих Меллвил — он был юнгой на круизном лайнере (что, конечно, значительно менее романтично, чем лоцман на Миссисипи).

Антуан де Сент-Экзюпери учился на факультете архитектуры парижской школы изящных искусств, но не окончил его — стал летчиком. Свои прозрачные и вечные книги он писал в свободное от нелегкой работы авиатора время. Летчиком же и погиб — не вернулся с боевого вылета в военном 1944-м.

Джордж Оруэлл служил офицером колониальной полиции в Индии, порой ему приходилось отвечать перед королевой за безопасность нескольких тысяч человек.

Чарльз Буковски перечисляет свои профессии с истинно литературным блеском:

«работник ремонтной бригады на железной дороге, работник Красного креста, уборщик, заправщик, охранник, мойщик посуды, работник склада, экспедитор, почтальон, водитель грузовика, почтовый клерк, работал на бойне скота, на фабрике собачьих бисквитов и фабрике флюоресцентных ламп».

Харуки Мураками начинал как продавец в лавке грамзаписей — собственно, он и в большой свет искусства вышел как большой знаток современной музыки.

А случается, что в литературу приходят и вовсе недоучки. Нобелевский лауреат 1987 года Иосиф Бродский, к примеру, не закончил вообще ничего, даже школы: он бросил это бессмысленное занятие в восьмом классе и ушел на завод учеником фрезеровщика, и больше нигде не учился.

Вот уж чего никак не мог понять обычный советский судья, выпускник, между прочим, юридического факультета престижного университета, когда принимал решение по поводу бродяги и недоучки Бродского.

Стенограмма судебного заседания по делу Бродского, законспектированного Фридой Вигдоровой, уже давно стала классикой:

«Судья: Ваш трудовой стаж?

Бродский: Примерно…

Судья: Нас не интересует «примерно»!

Бродский: Пять лет.

Судья: Где вы работали?

Бродский: На заводе. В геологических партиях…

Судья: Сколько вы работали на заводе?

Бродский: Год.

Судья: Кем?

Бродский: Фрезеровщиком.

Судья: А вообще какая ваша специальность?

Бродский: Поэт, поэт-переводчик.

Судья: А кто это признал, что вы поэт? Кто причислил вас к поэтам?

Бродский: Никто. (Без вызова). А кто причислил меня к роду человеческому?

Судья: А вы учились этому?

Бродский: Чему?

Судья: Чтобы быть поэтом? Не пытались кончить вуз, где готовят… где учат…

Бродский: Я не думал… я не думал, что это даётся образованием.

Судья: А чем же?

Бродский: Я думаю, это… (растерянно) от Бога…»

Нигде не учился и Рэй Брэдбери. Школу он, конечно, закончил — а потом работал где попало и кем придется, потому что семья не могла себе позволить учить его даже в самом дешевом колледже. Так что три раза в неделю после работы Брэдбери шел в библиотеку — и там читал.

«Я закончил не университет, а библиотеку» — признавался классик американской литературы.

1446098527444580.jpgВладимир Дубовка

temp.pngРыгор Барадулин

А вот наша литература делалась преимущественно профессионалами, и в первую очередь — учителями. Сымон Будны и Симеон Полоцкий были известными просветителями и воспитателями (последний наставничал даже у русского царя Алексея Михайловича). Учительскую семинарию закончили Якуб КоласМихась ЧаротАндрей Шашалевич (Мрый) и Владимир Дубовка, в университете преподавал Адам Бабарека.

Пожалуй, самое частое образование наших современных писателей — филологическое: Алесь Адамович, Рыгор БарадулинГенадь Буравкин, Нил ГилевичАнатоль Клышка, Арсень Лис, Алесь РязановЛюдмила Рублевская и многие другие имеют в своем дипломе запись «филолог», то есть человек, любящий слово.

Но и другие факультеты по-прежнему поставляют своих выпускников в нашу литературу — например, Андрей Жвалевский и Евгения Пастернак, наши известные подростковые писатели, по образованию — физики.

Так что в писатели можно пойти кому угодно и откуда получается. Было бы желание.

Заметили ошибку? Выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter. Благодарим за помощь!
fb 0
tw
vk 0
ok 0
VELVET: Анна Северинец
#
Система Orphus